Осень на Азиш-Тау

Вид с хребта Азиш-Тау Осень, постепенно спускаясь с высоких гор, заполнила своим дыханием предгорные леса и долины. Ночи стали длинными, тёмными и прохладными.
Жители Майкопа стремятся в горы, в золотую осень. Главное не опоздать, успеть попасть в охваченный пламенем увядания осенний лес, в самый его разгар, окунуться в полыхающее живое золото осенних «костров».
Туда, где пышное, сочное, тёмно-зеленого цвета одеяние горных лесов сменило свой повседневный наряд на огненно-яркие пологи с вкраплением разноцветных островков причудливых форм.
Цветную мозаику покрова создают неоднородные леса Кавказского среднегорья. Деревья разбросаны по холмистым склонам небольшими группами.

И каких только пород здесь нет: бук, дуб, граб, ясень, клен, явор, карагач, осина, берёза, пихта, тис, сосна, груша, яблоня, алыча, кизил, боярышник, ива, калина, рябина, дикая черешня и даже тополя.
Ярко-желтыми кострами «горят» берёзы, липы, клёны и осины.
Дубы ещё местами сохраняют зелень в листве, но основной её массы уже коснулась «рыжая» седина увядания. Некоторые деревья выделяются от своих собратьев вызывающей сочной малиновой окраской.
Грабы оделись в тёмно-оранжевые «шубы» и их уже не спутаешь с нежными светло-жёлтыми кронами буков. Буки особенно прекрасны, на них нет ни одного похожего друг на друга листочка. Они, как новогодняя ёлка пестрят разноцветами.
Мелкий подлесок и кустарники создают общий красновато-малиновый тон. Только тёрн настолько сильно облеплен плодами, что дарит, несвойственные осеннему лесу, темно-синие цвета легированной стали.
Яркие оранжевые ягоды ирги призывно выделяются на фоне светло-зелёной листвы и манят к себе своей спелостью.
Куст шиповника, повисший над краем скальной пропасти, горит ярким цветом на фоне далёких гор, словно горсть рубинов, брошенных в пространство.
Мы стоим на хребте Азиш-Тау, и, затаив дыхание, наблюдаем картину цветущей и праздничной осени. Сегодня пасмурно, идёт мелкий, сырой и холодный дождь. Темные, серые тучи тянутся сплошной вереницей и под тяжестью влаги всё ниже и ниже прижимаются к горным хребтам, заволакивая их сплошным туманом.
Плато Лагонаки осеньюОт них отделяются свисающие длинные клочковатые «бороды» — как сталактиты небесного свода и цепляются за верхушки деревьев, заполняя собой всё пространство.
Только глубоко внизу, в гигантской чаше вдруг осветилось таинственным свечением горное селение — это станица Даховская. Она как в волшебной ауре — выделяется огромным светлым островком среди низко свисающих туч и невольно приковывает взгляд.
Завораживающая панорама с хребта Азиш-Тау прекрасна в любую погоду. Поднявшись немного выше по пути к турбазе «Лаго-Наки», вдруг начинаешь ощущать, что попал в другое измерение — это облако. Продвигаешься в сплошном тумане и вновь чудо, опять новая картина. Первый осенний снег. Он уже успел вылепить хрустальные узорчатые букеты на высоких верхушках травы и кончиках веток кустарников. Снег, первый снег, робкий, тихий, медленно кружась и тая, ложится на деревья с ещё не опавшей листвой. Он растает. Его белое покрывало держится пока только на поляне. Под деревьями ещё сухо.
Костёр не хочет разгораться. Сырые ветки потрескивают, поднимая клубы пара и дыма. Дым, клубясь, съедает падающий снег, создавая зеленый оазис вокруг костра. Но вот и долгожданный огонь, дающий тепло, энергию и радость. Сразу лица друзей посветлели, заблестели «зайчики» костра в их глазах, и они потянулись к нему ладонями.
Утро, божественное утро в горах. Первые лучи солнца осветили поляну, покрытую золотой пудрой опавшей листвы. Как будто снега и не было, только лишь сиреневые «звездочки» крокусов — предвестников зимы, украсили пышный бархат золотисто-зелёного луга.
вид на хребет Уна-КозСочная, свежая зелень поднявшейся травы контрастно подчёркивает разноцветный калейдоскоп горных лесов, опалённых увяданием осенней природы. Даже порывистый холодный ветерок, срывающийся с гор, ещё не в силах разрушить это хрупкое, изумительное, шелестящее царство красок.
Щедрая кисть «создателя» божественных осенних мотивов не поскупилась на краски и создала потрясающий шедевр.
Деревья, одевшись во все лучшее на свой последний, праздничный парад, нарядили себя всей гаммой цветов, собрали в себе все краски вечных источников жизни.
Утренние лучи солнца, как-то по-особенному пронзили осенний лес. Деревья, чуть тронутые рыжей «сединой», ласково встретили их теплоту, приветливо зашелестели листочками, создавая гармонию цвета и звука.
Солнце сразу преобразило всё вокруг, оживило и наполнило радостью света, впрыснуло новую гамму тонов в полыхающий костёр природы, разбив и без того пёструю окраску деревьев на тысячи удивительных, сияющих, маленьких, разноцветных солнц.
Трепетные листочки, они, как люди, все разные, не похожие друг на друга. Жёлтые, красные, узорчатые, они даже падают вниз каждый по-своему. Один плавно кружит, вальсируя, совершая свой танец соприкосновения с землёй. Другой, подхваченный потоком воздуха, взмывает вверх, кувыркаясь и блестя, несётся в вечность. Третий, закручиваясь в спираль, выписывает стремительные пируэты, спешит дополнить собой мозаику рисунка опавшей листвы.
Эти первые несмелые прощания с родным «домом» ждут порывистого, свежего ветра и утренних заморозков и тогда начнется листопад.
Особенно он прекрасен в тихую, ясную и солнечную погоду.
Уже ворох шелестящей листвы мешает идти, а лист всё падает и падает, ложась на плечи и кусты, укутывая ласково тёплым одеялом свою матушку землю.
Невольно руки тянутся к этой красоте. Хочется продлить мгновение прекрасного. И ты идёшь, собираешь букет из листьев клёна, ясеня и дуба, чтобы дома, украсив комнату, ещё долго вспоминать о чудесных красках осени.

И. В. Бормотов
"В горах Адыгеи".